Кубки и медали Александра Григорьевича Школьника

 

Кубки и медали Александра Григорьевича Школьника

в гостях у Мастера



Помните, в фильме «Покровские ворота» Лев Хоботов в раздумьях выдал Савве Игнатьичу фразу: «Гравировать на кубках имена победителей — работа, требующая самоотречения», добавив: «Это жизнь. Один завоевывает медаль, другой пишет на ней его имя». Как говорится, каждому свое. Но в этой цепочке герой нестареющей комедии упустил еще одно звено — перед тем как гравировать, нужно еще и изготовить кубок. Работа, требующая, пожалуй, не меньшего самоотречения.


Именно ее выбрал герой сегодняшней публикации — основатель и директор отечественной фирмы — лидера по производству наградной спортивной и сувенирной атрибутики «Десата-спорт» Александр Школьник — добрый, щедрый и радушный хозяин, в чем я смогла лично убедиться.

От Полицейского садика до Амосовского

— Почти всю жизнь прожил в Киеве, на Печерске, — рассказал Александр Григорьевич, — люблю его и знаю. Город сейчас меняется, но мне это нравится. Думаю даже, что высотный дом по соседству с Мариинским парком, вокруг которого столько шума, ругают из зависти. Дом прекрасный, место хорошее, выглядит солидно. Построен по новому проекту, жить в нем будет удобно, другое дело, что позволить себе там квартиру могут единицы — цены на жилье сейчас просто фантастические. Да и обновленный Крещатик мне нравится, и Майдан — все перемены в столице к лучшему, жизнь развивается, и город тоже.

Я его хорошо знаю, ведь еще в раннем детстве играл с мальчишками в Полицейском садике, в двух шагах от улицы Горького, на которой и жила моя семья. Потом мы переехали на Печерск — поначалу жили в бараках, вскоре отцу дали квартиру в доме на нынешней Институтской.

В послевоенное время быт только налаживался, но жили дружно. С детства помню один яркий эпизод — как-то я на трехколесном велосипеде поехал на прогулку в Амосовский садик, который молодое поколение знает как парк Славы. Исчезновение обнаружилось не сразу, а когда стали искать, то кто-то подсказал, где я. Меня почти не ругали, а вот милиционеру, который не обратил внимания на гуляющего самостоятельно ребенка, досталось прилично — помню, как бабушка его отчитывала.

На орехи от священнослужителя

А возле Амосовского садика, там, где сейчас детская площадка, в хатах-«мазанках» жили священнослужители из лавры, так мы, когда уже подросли, лазили к ним орехи воровать. Ходили «на дело» человек по пять. Как-то один взял с собой для сбора чужого урожая чемоданчик — я его хорошо запомнил, кованый такой. Так мы тогда, набрав кто сколько мог, не убежали подальше, а решили на месте сравнить, у кого больше «улов». Сидим, считаем. И тут хозяин выходит, с бородой, в одеяниях, схватил палку и своим зычным голосом: «Все! Впіймаю — вб'ю!» Конечно, убивать он никого не собирался, но мы как побежали — так только возле Днепра остановились. Орехов ни у кого уже не было, а от чемоданчика только ручка осталась...

«Академик» Школьник

Главным увлечением для меня был спорт — учеба всегда на втором плане оставалась. Первая секция — гимнастическая. В школу к нам пришел известный гимнаст Титов, который закончил карьеру и решил попробовать себя в роли тренера, — он набрал группу детей, среди которых был и я. Особых данных у меня не было, но я прозанимался пару лет. Потом перешел в бокс, секция работала на стадионе «Динамо», но там я надолго не задержался — через месяца два бросил и перешел на борьбу. Причем зал, в котором мы занимались, был в здании старой лютеранской церкви, которая, естественно, по назначению уже не использовалась. Кстати, и улица Лютеранская носила название из-за этого строения.

Юношеские годы мы проводили в компании мальчишек из нашего двора — орехи уже не воровали, а предпочитали играть в карты и петь под гитару. Конечно, случались и драки — когда парень из другого района провожал соседскую девушку, ему могло хорошенько достаться. Так же было принято и в других районах — и мы временами получали. Но раньше кровавых драк не было — если человек упал, ногами его никто не добивал.

А начальника Печерского райотдела милиции мы все знали и уважали. Он применял интересные воспитательные меры — когда всех заберут, он приглашал к себе в кабинет по одному. За сейфом у него лежали боксерские перчатки, он их надевал и учил боксировать — бил как следует, сильно и точно, но учил нас обороняться. Для парней такое «внушение» было очень доходчивым.

Спорт оставался в моей жизни долго — после борьбы самым большим увлечением стала академическая гребля. Мы тренировались в восьмерке, сначала я греб, но потом из-за невысокого роста пришлось перейти на рулевого. Кстати, именно в этом виде я получил первый взрослый разряд. К сожалению, спорт пришлось бросить — в 1960 году мне удалили почку. Грести мне больше никто не разрешал, хотя я, 16-летний парень, постоянно порывался и даже занимался одно время в «Воднике», но когда коллеги заметили мой шрам, пришлось уйти.

...Воспоминания о юности самые теплые: после тренировки мы всей командой шли на Крещатик — в магазине напротив Главпочтамта покупали пирожки и крем-соду. Боже, как это было вкусно!

О прицелах и кубках

Время шло, а учиться я по-прежнему не хотел, поэтому пошел работать на завод «Арсенал». Устроиться мне было трудно — предприятие режимное, а мое происхождение было «неблагонадежным», да и специальности не было. Но ничего — сначала пошел в фотоцех, начал учиться, а потом работал в режимном по пяти родам войск — изготавливали прицелы. Делали точнейшую оптику, а требования к качеству были очень высокими: изделие должно было быть не только точным, но и иметь определенный дизайн. Позже ушел в пусконаладочный цех. Там и платили больше, а мне необходимо содержать семью — ведь у меня уже была жена и две дочки-близняшки. Трудовой стаж у меня солидный — всего 27 лет на «Арсенале» отработал, объездил с командировками почти весь СССР.

Я бы и сейчас с «Арсеналом» сотрудничал, но они пока не делают таких деталей для кубков, как требует время. Основной материал для современных трофеев — металлизированный пластик, который в Украине, к сожалению, не производят. Отечественные предприятия делают разве что запчасти с золотым напылением, но кубки, изготовленные из них, вряд ли кому-то по карману будут. Поэтому приходится покупать детали в Италии и Голландии. Заказываем и пластик, и металлические детали, а для подставок используем только мрамор. Выбираем все качественное — чтобы приз долго радовал своего обладателя. Потом сотрудники разрабатывают дизайн, и мы предлагаем клиентам на выбор изделия — медали, кубки, статуэтки, тарелки, вазы... Могу гарантировать, что наши трофеи лет 15 — 20 будут как новые. А может, и внукам перейдут по наследству.

«Десате-спорт» уже 11 лет, а идею ее создания мне подкинул зять Вячеслав Юневич — мастер спорта по дзюдо. Он давно живет в Литве, а когда она вышла из состава Союза, он проживал в Вильнюсе и преподавал рукопашный бой в управлении полиции. Там и начал заниматься наградной атрибутикой, переняв польский опыт, потом увлек этим делом и меня.

Работа по мне — тут и творчество, и общение с людьми. И хотя у нас одни из самых высоких цен на атрибутику в Киеве, клиентов у «Десаты» много. Очень редко случается, чтобы кто-то был недоволен и отказался от наших услуг. Для нас ведь главный принцип — угодить клиенту, чтобы он был удовлетворен качеством. И нареканий нет, только как-то давно был единственный случай. Тогда кубок, изготовленный нами для турнира по пятиборью памяти Ивана Дерюгина, поломался. Не знаю, как это случилось, но ребята нам принесли починить — так я им заменил трофей бесплатно, ведь это наш товар.

Поэтому и постоянных клиентов много, всех не перечислить. Кубки у меня заказывали на турнир памяти Лобановского, на самбо, гандбол и соревнования по другим видам спорта. Всего в год мы, кстати, выпускаем 2000 кубков и 15000 медалей. Несколько лет «Десата-спорт» сотрудничала с Министерством по делам семьи, молодежи и спорта, но основной мой контингент — руководители, которые всем сердцем любят спорт. Таковым является директор частной школы художественной гимнастики «Терпсихора», которая воспитала Тамару Ерофееву. В последнее время активизировались федерации и клубы по различным видам единоборств — у них финансов больше, поэтому покупают дорогие призы.

Ездим и за границу — трижды участвовали в выставке «Евротрофи» в Голландии, которая собрала представителей более 50 стран. В принципе экспонаты у всех похожие, но бывают и интересные разработки. То польские статуэтки, то испанские тарелки, то итальянская фирма по производству медалей предлагает свои станки для штамповки продукции... Мы же вносим разнообразие украинской символикой — казаки, фольклорные мотивы.

Офис наш расположен недалеко от дома — иначе не могу. Пробовал как-то пожить на Минском массиве — просто ситуация так сложилась, что жить больше негде было. Но долго я там не протянул — ездить через полгорода на работу, 20 остановок и столько же светофоров! Для меня это была пытка. Вернулся на любимый Печерск. Я тут живу, тут работаю, тут и гуляю — зачем мне еще что-то искать?



Создан 20 ноя 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником